понедельник, 23 января 2012 г.

Руми. 1207—1273. ДЖАЛАЛ АД-ДИН МУХАММАД РУМИ. ПРИТЧИ ИЗ «ПОЭМЫ О СУТИВСЕГО СУЩЕГО»


Руми. 1207—1273. ДЖАЛАЛ АД-ДИН МУХАММАД РУМИ. ПРИТЧИ ИЗ «ПОЭМЫ О СУТИ ВСЕГО СУЩЕГО»

Мудрость и совершенство Лукмана

Лукман был работником у одного купца, и когда тот получше узнал характер и достоинство Лукмана, он старался не разлучаться со своим работником. Во время их совместной трапезы он подкладывал ему лучшие куски и, если Лукман отказывался от какой-нибудь пищи, он к этой пище тоже не прикасался.

Однажды этому купцу прислали дыню, и он, как всегда, позвал Лукмана, чтобы угостить его. Хозяин разрезал дыню на куски и первый кусок отдал Лукману, а тот стал его есть с таким удовольствием и наслаждением, будто дыня эта была слаще меда. Хозяина тешило видимое удовольствие Лукмана, евшего дыню и продолжал отрезать ему кусок за куском. И только после пятого отданного Лукману куска он решил и сам попробовать ее. Но как только откусил ее самую малость, невыносимая горечь наполнила все его тело и язык. "Я удивляюсь, - сказал хозяин, - как ты мог поглощать столько горечи и почему ты ел кусок, за куском не сказав об этом?"

"Зная твое дружеское ко мне отношение, - ответил Лукман - и, помня о том, сколько сладостей вкушал в твоем доме, я счел обязанностью принять в нем и горечь. И хоть эта дыня оказалась горькой, рука, дающая мне ее куски, была доброй, а какое может иметь значение горечь в сравнении с добротой. Доброта всесильна, она может обратить медь в золото, она помогает переносить горе и сострадание, она может превратить уксус в сок и темницу в цветник, а яд - в нектар. И даже райский сад, если в нем не будет доброты, покажется адом. Зло же - это всего лишь суета сует, чуждая истинному значению, от которого происходит доброта".

РАССКАЗ ОБ ИМЕНИ ВИНОГРАДА

Вот как непонимание порой
Способно дружбу подменить враждой,
Как может злобу породить в сердцах
Одно и то ж на разных языках.
Шли вместе турок, перс, араб и грек.
И вот какой-то добрый человек
Приятелям монету подарил
И тем раздор меж ними заварил.
Вот перс тогда другим сказал: "Пойдем
На рынок и ангур приобретем!"
"Врешь, плут,- в сердцах прервал его араб,-
Я не хочу ангур! Хочу эйнаб!"
А турок перебил их: "Что за шум,
Друзья мои? Не лучше ли изюм?"
"Что вы за люди:! -грек воскликнул им.-
Стафиль давайте купим и съедим!"
И так они в решении сошлись,
Но, не поняв друг друга, подрались.
Не знали, называя виноград,
Что об одном и том же говорят.
Невежество в них злобу разожгло,
Ущерб зубам и ребрам нанесло.
О, если б стоязычный с ними был,
Он их одним бы словом помирил.
"На ваши деньги,-он сказал бы им,-
Куплю, что нужно всем вам четверым,
Монету вашу я учетверю
И снова мир меж вами водворю!
Учетверю, хоть и не разделю,
Желаемое полностью куплю!
Слова несведущих несут войну,
Мои ж - единство, мир и тишину".

СПОР О СЛОНЕ

Из Индии недавно приведен,
В сарае тесном был поставлен слон,
Но тот, кто деньги сторожу платил,
В загон к слону в потемках заходил.
А в темноте, не видя ничего,
Руками люди шарили его.
Слонов здесь не бывало до сих пор.
И вот пошел средь любопытных спор.
Один, коснувшись хобота рукой:
"Слон сходен с водосточною трубой!"
Другой, пощупав ухо, молвил: "Врешь,
На опахало этот зверь похож!"
Потрогал третий ногу у слона,
Сказал: "Он вроде толстого бревна".
Четвертый, спину гладя: "Спор пустой
Бревно, труба... он просто схож с тахтой".
Все представляли это существо
По-разному, не видевши его.
Их мненья - несуразны, неверны -
Неведением были рождены.
А были б с ними свечи-при свечах
И разногласья не было б в речах.

СПОР ГРАММАТИКА С КОРМЧИМ

Однажды на корабль грамматик сел ученый,
И кормчего спросил сей муж самовлюбленный:
"Читал ты синтаксис?" - "Нет",- кормчий отвечал.
"Полжизни жил ты зря!"-ученый муж сказал.
Обижен тяжело был кормчий тот достойный,
Но только промолчал и вид хранил спокойный.
Тут ветер налетел, как горы, волны взрыл,
И кормчий бледного грамматика спросил:
"Учился плавать ты?" Тот в трепете великом
Сказал: "Нет, о мудрец совета, добрый ликом".
"Увы, ученый муж!- промолвил мореход.-
Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет".

///////////////////////////

По длинной и крутой тропе ты тащишь свой мешок.
Ты утомился - посиди, передохни чуток.
Да не забудь, пока сидишь, в мешок свой заглянуть:
Что там такого набралось за этот долгий путь?
Коль есть там стоящее что, тогда трудись, неси,
А нет, так вытряхни его, не трать напрасно сил!
Бери в мешок свой только то, что под конец пути,
Не будет стыдно и смешно владыке поднести.

/////////////

Кто не способен ощутить Любовь живую,
Как зов реки в песках, где жаром все пылает;
Тот, кто не пьет зарю, как воду ключевую;
Кто, словно трапезу вечернюю, закат
Вкусить не может;
кто меняться не желает -
Пусть спят.
Любовь превыше богословских поучений
С их старыми уловками и ложью.
Те, кто ещё надеются, что можно
Развить свой разум в этом окруженье,
Пусть спят.
Я стер все доводы рассудка без следа,
Завесы эти я порвал в клочки,
И вышвырнул.
А если ты не в силах
Нагим остаться, завернись тогда
В изящные одежды слов красивых
И спи


Мирское имущество и это тело - талый снег, однако Бог покупает их, ибо сказано: "Аллах купил".
Ты предпочитаешь растаявший снег тому, что предлагает Бог.
Ты подозрителен, а потому не обладаешь несомненностью.
Есть в тебе это причудливое мнение, которое не долетит до сада несомненности.
Каждое мнение на самом деле - жажда уверенности и хлопанье крыльев в погоне за ней.
Когда достигнуто знание, крыло становится стопой, а знание ощущает благоухание того сада.
На этом проверенном Пути знание ниже несомненности, но превыше мнения.
Знай, что знание - искатель несомненности, а несомненность - искатель видения и интуиции.

Руми

Комментариев нет:

Отправить комментарий