понедельник, 31 октября 2011 г.

Кто знает цену сущности своей...

DSC_8749 by andrey.salikov
DSC_8749, a photo by andrey.salikov on Flickr.

Кто знает цену сущности своей, Тот самый предостойный из людей.
Абу Али Ибн Сина


«Если говорят, что несчастье никогда не приходит одно, то можно сказать, что то же относится и к счастью, а так же и к другим обстоятельствам, которые в гармо- нической форме собираются вокруг нас, потому ли, что судьба их на нас возлагает, или потому, что человек имеет силу привлекать к себе то, что объединяется вну- тренней связью» (Иоганн Вольфганг Гёте).

«Я соединяю то, к чему вы всю жизнь стремились, с тем, что туда стремилось. При этом происходит, если так можно выразиться, короткое замыкание субъекта с объектом. Но обе эти части – просто полюса магнита. Просто половинки вашего существа, как два полуша- рия мозга, как правая рука и левая. Ваши мечты – это и есть вы сами, и если вы стремитесь к чему-то внеш- нему, то исключительно из-за непонимания того, что внешнего нет нигде, кроме как внутри, а внутри нет ни- где вообще. Часто окружающий вас кошмар так беспрос- ветен, что вы говорите – нет в жизни счастья. Может быть, его там и нет. Но раз вы знаете, чего именно там нет, значит, оно есть где-то ещё. И если вы знаете, какое оно, оно уже присутствует в вас самих. Это и есть рай» (Виктор Пелевин).

Поскольку все решает небосвод,
Не положить и лишней крошки в рот.
О том, что нет чего-то, не печалься,
А что имеешь – стоит ли забот?
Это Омар Хайям.

С милой быть и с вином – нет греха и стыда,
Пост нарушить, молитвы забыть – не беда.
Будь с людьми справедлив, на чужое не зарься, -
А другие грехи нам простят без труда.
Омар Хайям

«Воистину, исполненный надежд преуспеет. Знать нечто в теории – это одно, а применять на практике – совсем другое. Очень трудно возвыситься над тем воз- действием, что оказывают на нас обстоятельства. Без сомнения, лишь одно средство поможет нам подняться над ними, и состоит оно в изменении восприятия жиз- ни; а эта перемена, в свою очередь, происходит через изменение нашего отношения к жизни. Счастье есть процветание души» (Х. Инайят Хан).

Тридцать лет я искал Бога. Но когда я вгляделся, то увидел, что на самом деле Бог был искателем, а я искомым.
Баязид

Если ты идешь Ему на встречу, Он бегом устремляется к тебе.
Хадис

Первый шаг – прекратить отделять себя от Бога
ал-Халладж

Один из персидских словарей приводит поэтичное, хотя на первый взгляд и не очень точное определение: «Кто такой суфий? Суфий – это суфий». По-персидски это звучит так: «Суфи чист? Суфи суфист».

Суфий Джунайду говорит: «Если ты человек про- ницательный и знающий, ищи сообщество дервишей и стань одним из них. Не води компании ни с кем другим. Любовь дервишей – ключ, открывающий врата Рая. Иду- щие по пути не стремятся владеть роскошными дворца- ми и прекрасными садами. Нет в их сердце ничего, кроме любовной тоски по Богу».

Тот, кто следует разуму, – доит быка.
Умник будет в убытке наверняка!
В наше время доходней валять дурака,
Ибо разум сегодня в цене чеснока.
Омар Хайям

Семь важнейших наставлений Мевланы гласят:
В щедрости и помощи будь, как ручей.
В сострадании и милосердии будь, как солнце.
В затаении недостатка других будь, как ночь.
В гневе и ярости будь, как смертник.
В смирении и скромности будь, как земля.
В снисходительности будь, как море.
Будь таким, каким ты себя представляешь
или будь таким, какой ты есть.

«Тот, кто хочет высечь из камня изображение Будды, должен делать это сам, независимо от того, одобряют ли это другие или нет. Если он хоть немного сомнева- ется, ему не сделать этого. То, чем он является сейчас – результат того, о чем он думал в прошлом, а от того, о чём он думает сейчас, зависит то, каким он будет в будущем. Ни Мастер, ни не-Мастер не может вме- шаться в этот закон причинности» («Железная флейта. Сто коанов Дзен»).

Век бы жил в неге, в холе – что затем?
В земной блистал бы доле – что затем?
Сто лет счастливых прожил бы, положим,
Ещё сто лет и боле – что затем?
Омар Хайям

Пришёл я в этот мир по принужденью,
Встречал недоуменьем каждый день я.
А ныне изгнан так и не поняв
Исчезновенья смысл и цель рожденья.
Омар Хайям

Живи, пока тебе живётся,
Пока ликуешь и страдаешь.
Но жизнь не на века дается,
Всего на миг: ты это знаешь!

Как ни прекрасен райский сад.
Что ждёт людей потом,
Но будь сегодня тени рад
Под ивовым кустом.
Седой не будет никогда,
Как юный веселиться.
В песок утекшая вода
В исток не возвратится.
Хафиз Ширази

Этот мир я сравнил бы с простым фонарём,
Солнце со свечкой, пылающей жарким огнём.
Мы блуждаем как тени в загадочном мире.
Ничего достоверно не зная о нём.
Омар Хайям

«Если твой порок – поиск добродетели, то признай его» (Идрис Шах).
«Навязывать кому бы то ни было добродетель – это гордыня; дать же ему увидеть красоту хороших манер – образование» (Хазрат Инайят Хан1).

«Благословен тот, кто знает цель своей жизни», сказал Руми.

«Человек – творец мифов. Миф, когда им манипули- рует человек, упорствующий в своих заблуждениях, ещё более эффективен в качестве творца человека. Человек (каким он себя воображает) в основном является воз- можностью, а не реальностью. Для большинства людей тот человек, которого они воображают существующим или за кого они себя принимают, ещё не существует». (Идрис Шах, «Миф и человек»)

«Если хочешь обогатиться знаниями, поднять душу в более высокие сферы, позволить сознанию достичь совершенства, надо делать одно – всеми силами и спо- собами стараться раскрыть собственный взгляд, яв- ляющийся знаком Бога в человеке. Именно открытие такого взгляда называется разворачиванием души» (Х. Инайят Хан).

«Узнавай человека и страсти его, но исполнись любви и благоволения ко всему человече- скому». ( К. Батюшков)

Шейх блудницу стыдил: «Ты, беспутная, пьёшь,
Всем желающим тело своё продаёшь!»
«Я, - сказала блудница, – и вправду такая,
Тот ли ты, за кого мне себя выдаёшь»
Омар Хайям

Брат, не требуй богатств – их не хватит на всех.
Не взирай со злорадством святоши на грех,
Есть над смертными бог. Что ж до дел у соседа,
То в халате твоём ещё больше прорех.
Омар Хайям

«Зикр, на самом деле – это усиливающееся воздей- ствие Поминаемого на сердце, тогда как сам зикр стира- ется и исчезает» (ал-Газали).
«Поминание - это забвение всего, кроме Него» (Абу Саид ибн Аби-л-Хэйр).
«Существуютразличныеуровнипоминания, и у каждого уровня – разнообразные формы. Иногда это произнесение вслух, иногда – внутреннее беззвучное ощущение, исходящее из центра сердца. Вначале сле- дует провозглашать в словах то, что поминается. Затем, стадия за стадией, поминание пронизывает собой все существо – оно спускается в сердце и поднимается в душу. Потом оно достигает области тайного, затем – скрытого, а после того – самого сокровенного.
Как глубоко проникает поминание, какого уровня оно достигает, - зависит исключительно от того, насколько Аллах, в своей щедрости, направляет его» (Абдал-Кадир ал-Гилани).

«Знай, что зикр бывает четырех ступеней.
Первая, - когда он проговаривается без участия в этом сердца. Эффект от него слабый, но он есть, поскольку язык занят высоким служением, которое предпочтительнее для языка, чем если бы он был занят чем-то бесполезным, или не был занят вовсе.
Вторая, - когда он посещает сердце, но не укореняется. Таким образом, он должен усилием удерживаться в сердце, поскольку если не приложить усилий и стараний, то сердце по природе своей вернется к невежеству и разговорам с самим собой.
Третья, - когда зикр укореняется в сердце, охватывает его и поселяется в нем, причем занять его чем-то другим можно, только приложив усилие.
Четвертая, - когда сердце охватывается объектом зикра, то есть всевышним, а не самим зикром... совершенство достигается только тогда, когда зикр и осознание уходят из сердца, а остается только объект зикра» (ал-Газали).

«Суфии – это люди, которые предпочитают Бога всему остальному, так что и Бог предпочитает их всему остальному» (Зун-и-Нут).

Любовью одарить я всех людей готов.
Возжаждавший любви пусть мой услышит зов.
Кто стынет без любви, да внемлет укоризне:
Он мёртв, хотя б стократ он был исполнен жизни.
Низами

«Быть алчным стерегись и, сохраняя честь, не требуй от судьбы ты большего, чем есть» (Абу Али Ибн Сина).

«Если уподобить построения ума лестницам, которые должны поднять нас к сокровенному, то мы пристав- ляем их не к стенам замка истины, а лишь к отражениям этих же самых лестниц в зеркале собственного рассудка, поэтому, как бы самоотверженно мы ни карабкались вверх и как бы высоко ни забирались, мы обречены вновь и вновь натыкаться на себя, не приближаясь к истине, но и не удаляясь от неё. Чем длиннее будут наши лестницы, тем выше станут стены, ибо сам замок возникает лишь тогда, когда появляются те, кто хочет взять его присту- пом, и чем сильнее их желание, тем он неприступней. А до того, как мы начинаем искать истину, ее нет. В этом и заключена истина. Эта моя мысль завершилась стран- ным умственным движением – словно я помыслил не тем способом, как привык, а каким-то совсем невозможным. И здесь, господин Цзян Цзы-Я, сказался опыт в раскры- тии преступлений, приобретенный на государственной службе.
Мне вдруг открылся самый чудовищный заговор, который когда-либо существовал в Поднебесной, по- сле чего со мной и начался тот приступ неостановимого хохота, который помог вам найти меня в темноте.
Этот заговор, в котором состоим мы все, даже не догадываясь об этом, и есть мир вокруг. А суть заговора вот в чем: мир есть всего лишь отражение иероглифов. Но иероглифы, которые его создают, не указывают ни на что реальное и отражают лишь друг друга, ибо один знак всегда определяется через другие. И ничего боль- ше нет, никакой, так сказать, подлинной персоны перед зеркалом.
Отражения, которые доказывают нам свою истинность, отсылая нас к другим отражениям. Глупость же человека, а так же его гнуснейший грех, заключён вот в чём: человек верит, что есть не только отражения, но и нечто такое, что отразилось. А его нет. Нигде. Никакого. Никогда. Больше того, его нет до такой степени, что даже заявить о том, что его нет, означает тем самым создать его, пусть и в перевёрнутом виде.
Представьте фокусника, который, сидя перед лам- пой, складывает пальцы в сложные фигуры, так, что на стене появляются тени зверей, птиц, чертей и красавиц. А после этого он до смерти пугается этих чертей, влю- бляется в красавиц и убегает от тигров, забывая, что это просто тени от его пальцев. Можно было бы назвать его безумцем, не будь сам этот фокусник попросту тенью от знаков «фокус» и «человек».
Весь мир вокруг – такой театр теней; пальцы фокусника – это слова, а лампа – это ум. В реально- сти же нет ни только предметов, на которые намекают тени, но даже и самих теней – есть только свет, которого в одних местах больше, а в других меньше. Так на что надеяться? И чего бояться? Однако, говоря об этом, я не беру лампу истины в руки, а просто гну перед ней пальцы слов, создавая новые и новые тени. Поэтому лучше вообще не открывать рта» (Виктор Пелевин).

муршид Абу Хашим Мадани, как-то сказал, что есть лишь одна добродетель и один грех для души на этом пути: добродетель – это когда она осознает Бога, грех – когда не осознает».


Джон Голсуорси писал, что живописец, который пол- жизни мечется, мучительно решая, кем ему быть, который постоянно копается в себе, силится найти какую-то удивительную форму и меняет свои эстетические взгля- ды, проделывает бесплодную работу. Но когда художник захвачен темой, все сомнения насчёт того, как её выразить, разрешаются сами собой, и рождается шедевр.

«Суфизм практичен. Видимо, он не только проповедует идеал, он дает способ выразить этот идеал в нашей жизни» (Бёрк).

«Я и Отец одно» (Иоанн 10:30). Итак, Бога не долж- но считать каким-то телом или пребывающим в теле, но – «просто духовной природой, не допускающей в себе никакой сложности» (Ориген).
«Вы, взыскующие Бога средь небесной синевы, пои- ски оставьте эти, Вы – есть Он, а Он – есть Вы» (Руми).

«После первых нескольких дней медитации и участия в повседневных делах я утратил большую часть того отношения к жизни, которое прилипло ко мне, когда я был «вовне», «в миру». Действительно, я очень легко мог бы погрузиться в мистические практики и в то, что нужно рассматривать как интроспекцию, если бы мой учитель не вытаскивал меня обратно в реальность разговора- ми о вещах, обычно считающимися мирскими. Не сразу я понял, что это было частью обучения, но вскоре это стало очевидным. Секрет заключался в том, чтобы принять это, как оно есть, и не позволять требуемым периодам самоосознания распространиться на всю умственную деятельность, просто заменив одну форму «обусловленности» на другую» (Бёрк).

И наконец, еще слова не есть дела.
Деянье – это плоть. Слова же только тени. Т
ы можешь сотни лет о жемчуге твердить,
но если не нырнёшь – он твой лишь в сновиденье.
Насир Хосров, «Книга света»

Чтить не следует тени, как чтут её заросли сада.
Будь светильником: тень уничтожить сиянием надо.
Низами

Как мир этот щедро
дарит тебе множество благ,
Будь щедрым с другими,
покуда не канешь во мрак.
Покуда живёшь ты,
добра не погубят щедроты.
Коль жизнь завершилась,
её не продлишь ты никак.
«1001 ночь»

Мы веселы – и день нам не приносит горя.
И, получив одно, не жаждем взять другое.
Не морщим утром лоб: а будет ли обед?
Не просим – и дано нам щедрою рукою.
Омар Хайям

«Самоотверженность не только украшает натуру
человека, придавая доброжелательность его словам и манерам, но также дарит достоинство и силу, которые приходят вместе с духом независимости, этим верным признаком мудрости. Самоотверженность часто наполняет дух человека смирением, освобождая его от опьянения, затемняющего душу. Независимость и беспристрастность – эти два крыла, которые позволяют душе летать, – рождаются из духа самоотверженности. С того момента, как дух самоотверженности начал разгораться в сердце человека, его слова и поступки исполняются благородства, коего не могут дать никакие земные власть и богатство» (Хазрат Инайят Хан).

«Однако мы не можем отказаться от самой сладкой и прекрасной мечты, хотя бы она причиняла нам много страданий в жизни, мечты, что когда-нибудь мы сумеем усвоить и сами создать и воплотить то, что мы ценим и почитаем» (Гёте).

«Блаженны чистые сердцем, ибо они бога узрят» (Матф. 5.8).

«Иное дело видеть и иное – знать» (Ориген).

Ценою грустных мыслей и печали
Ты хлеб насущный обретешь едва ли!
К чему бы ни было твоё стремленье,
Хоть шаг ты сделай в нужном направленье.
Хафиз Ширази

«Проверьте, ни одна проблема не может быть решена одним лишь предположением, что она имеет решение и оно достижимо тяжелой работой. Неверно и то, что решение проблем заключается в бездействии. Однако, утверждение, обратное этому, выглядит столь правдоподобно, что это позволяет всяким демагогам и мни- мым мистикам использовать аргументацию по решению проблем, чтобы занять людей. Решения приходят через знание и, более того, если есть реальное знание, то нет реальной проблемы» (Идрис Шах).

«Все составляющие сущего преходящи, достигайте же своего избавления старанием». Это последние слова Татахагаты1 .

«Тот, кто не попробует, – не узнает» (Руми).

«Превосходно иметь веру во что-то, что бы это ни было, даже если вы не знаете точно, в кого или во что вы верите и не можете представить себе значения и возможности того, во что вы верите. Иметь веру, сознательно или даже совершенно несознательно, является для каждого существа весьма необходимым и желанным» (Гурджиев).

«Наш ум своими силами не может созерцать Са- мого Бога, как Он есть, но познаёт Отца всех тварей из красоты и великолепия вселенной» (Ориген).

Гёте писал: «...у каждого человека есть своя религия, свой способ богопочитания. Хотя я прямо и не утверждал этого, но в данном случае заметил, что мужчины и женщины нуждаются не в одинаковом спасителе.
Фрейлейн фон-Клеттенберг относилась к своему Христу, как к возлюбленному, которому верующая отдаётся безусловно, возлагая на него все надежды и радости, вверяя ему, без раздумий и сомнений, всю судьбу своей жизни. Лафатер, напротив, смотрел на своего Христа, как на друга, с которым мы соревнуемся без зависти и с любовью, признаём его заслуги, восхваляем их и имен- но поэтому стараемся быть подобными или даже равны- ми ему. Таково различие между обоими направлениями, в которых ясно выражаются духовные потребности обо- их полов. Этим можно также объяснить, что более неж- ные мужчины обращаются к богоматери и посвящают ей, как высшему выражению женской красоты и добродетели, свою жизнь и таланты, и только затем уже играют с божественным младенцем...
Мой Христос также принял свой особый облик согласно моим взглядам... Спор между знанием и верой не стоял ещё в порядке дня, но оба эти слова и связанные с ними понятия иногда встречались, и истинные презиратели мира утверждали, что то и другое одинаково ненадёжно.
Поэтому я любил высказываться в пользу обоих, хотя мои друзья и не одобряли этого.
В вере, говорил я, самое главное, чтобы человек вообще веровал, а во что он верует – это совершенно всё равно. Вера есть великое чувство уверенности в настоящем и будущем, и эта уверенность возникает от доверия к сверхвеликому, сверхмогущественному и неисповедимому существу. Всё зависит от непоколебимо- сти этого доверия, а что мы думаем об этом существе, зависит от наших способностей, даже от обстоятельств, и совершенно безразлично. Вера есть священный со- суд, в который каждый готов вложить, по мере своих сил, как жертву, свои чувства, разум, воображение. Со знанием дело обстоит совершенно обратно; важно не то, что человек вообще что-нибудь знает, но что именно, на- сколько хорошо и как много он знает. Поэтому о знании можно спорить, так как оно может быть исправлено, расширено или сужено. Знание исходит от единичного, оно беспредельно, не имеет образа и никогда не может быть собрано воедино, разве что только в мечтах; поэтому оно совершенно противоположно вере».

Мое сердце может принять любую форму:
Для монаха оно станет монастырем, для идолов – храмом,
Для газелей – пастбищем, для правоверного – Каабой,
Оно может стать свитком Торы и Кораном.
Моя вера – любовь; куда бы ни сворачивали её верблюды,
Любовь остаётся моей религией и верой
Ибн аль-Араби

Мгновеньями он виден, чаще скрыт.
За нашей жизнью пристально следит.
Бог нашей драмой коротает вечность!
Сам сочиняет, ставит и глядит.
Омар Хайям

Много сект насчитал я в исламе.
Из всех я избрал себе секту любовных утех.
Ты – мой Бог! Подари же мне радости рая.
Слиться с Богом, любовью пылая, - не грех!
Омар Хайям

В книге «Тысяча и одна ночь», которая также является суфийским первоисточником, о дервишах сказано так: «О, господин, мы, дервиши из чужих земель, и пища нашей души – музыка и нежные стихи. Мы любим музыку, и среди нас нет никого, кто бы не знал касыд, стихов и строф. О господин, наша пища – поминание Аллаха и слушание певиц. Музыка для некоторых людей – пища, для некоторых – лекарство, а для некоторых – опахало».

«И по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; Претерпевший же до конца спасётся» (Евангелие от Матфея, 24:12-13).

Добрый человек, гордящийся своей праведностию,
Превращает свои жемчуга в гальку.
Злой человек, который полон угрызений совести,
Может создавать сокровища из простых камней
Инайят Хан

«Глаза, которыми я смотрю на Бога, – это те же глаза, которыми Бог смотрит на меня. Откроем наши сердца, чтобы услышать Твой голос, постоянно исходящий изнутри» (Хидайят Инаят Хан).

Поэт Амир говорит: «Не говори, что человек есть Бог, потому что он не Бог. Но не говори так же, что человек отделён от Бога, потому что он не отделён от Него».

Персидский поэт сказал: «Вся тайна двух миров заложена в двух словах: будь нежен с друзьями, будь вежлив с врагами».

В сердце влюбленного есть лютня,
Играющая мелодию любовного томления.
Ты говоришь, он похож на безумца –
Но это лишь потому, что ты не настроен
На музыку, под которую танцует он.
Джалаладдин Руми

"вы владеете только тем, что нельзя потерять при караблекрушении".

Газали

Подлинная дружба среди братьев и сестер на суфийском пути включает следующие обязанности:

1. Материальная помощь. Помогай своим спутникам едой, или деньгами, или другими вещами, необходимыми для выживания или развития.

2. Личная поддержка. Если они больны, навещай их; если заняты — помогай им; если забыли — напомни им.

3. Уважение. Не жалуйся на их недостатки ни им самим, ни другим людям. Не давай совета, когда знаешь, что ему нельзя последовать.

4. Одобрение и внимание. Отмечай положительные качества своих спутников, и давай им знать, что любишь их.

5. Прощение. Прощай своим спутникам их недостатки.

6. Молитва. Молись о благополучии твоих спутников с тем же жаром, с каким ты молишься о собственном благополучии.

7. Верность. Будь тверд в своей дружбе, чтобы на тебя могли положиться те, кто доверился тебе.

8. Тактичность. Не вовлекай своих спутников в неловкие или затруднительные ситуации. Не будь для них бременем.

Ал-Газали

Рассказывали, что когда Моисей, мир ему, спешил к своему Всевышнему Господу, он заметил в тени Престола человека и позавидовал положению его, подумав: «Этот человек дорог Господу». И он попросил Господа назвать ему имя этого человека. Господь не ответил на его вопрос, но сказал: «Я расскажу тебе о делах его, их три: он не завидовал людям в том, что даровал им Бог милостью своей, не ослушивался родителей своих и не занимался сплетнями

Газали.
1058—1111
АБУ ХАМИД АЛ-ГАЗАЛИ

Всевышним заложена в сердце человека некая тайна. Она там скрыта, как огонь в железе или в камне. И так же, как ударом железа о камень высекается эта искра огня и падает на землю, так приятная ритмическая музыка заставляет двигаться существо сердца и вводит в него нечто такое, что нарушает волю человека. Причина сего явления — то соответствие, которое может наблюдаться у человека с высшим миром, называемым духовным. Высший мир есть мир красоты и изящества. Основание красоты и изящества суть гармония частей. А всё гармоническое есть проявление красоты того мира, ибо всякое изящество, красота и гармоничность, которые имеют место в этом чувственном мире, — всё суть плоды изящества и красоты того мира.

Ал-Газали

С тем не общайся, с кем ни в чем по сущности не сроден!
Единство сущности - вот нить, что свяжет,- это ясно.
Так сахар дружен с молоком - подобное с подобным,
Но с маслом ли дружна вода, коль не приемлет масла?!

Нур ад-Дин Абд Ар-Рахман ибн Низам Ад-Дин Ахмад ибн Шамс Ад-Дин Джами

Любовь дервиша
Как-то дервиш влюбился в жестокосердную. Он бегал за ней повсюду, проливал слезы и постоянно вздыхал по ней, но от нее он не удостоился даже мимолетного взгляда. Ему сказали:
- Любимая тобою женщина живет с пропойцами и спит с падшими. Она не водит дружбу с дервишами и отвергает верующих. Подобные ей самой - желанны ей, дружбой удостаивает она равных себе. Ничего для тебя нет худшего, чем домогаться ее подола. Лучше займись своими делами.
Когда услышал дервиш эти наставления, засмеялся и сказал:
Мне от возлюбленной дар - только мученье любви...
Пусть ее дивный расцвет видит счастливейший кто-то:
Это - розарий! - Шипам рад собиратель шипов,
Жадно взыскующий роз розы срывает без счета!
источник: Шамс Ад-Дин Джами, Притчи


Между двумя мудрецами шла беседа о любви. Один сказал:
- Свойство любви - всегда приносить мучения и беды, а влюбленный всегда мучается и страдает.
Другой возразил:
- Замолчи, ты, видимо, никогда не испытывал сладости примирения после ссоры и ни разу не познал вкуса соединения после разлуки. Никто в мире не чище и нежнее, чем чистые душой в любви, и нет грязнее никого, кто далек от мысли о любви.
В красоте мужского сердца - отсвет зарева любви:
Если сердце безобразно, красоту не чтит оно!
Пусть несведущий запомнит изреченье многомудрых:
Где породу чтит порода,- душ родство утверждено.

источник: Шамс Ад-Дин Джами, Притчи

Все виды любви, как сказано в «Ихья», определены пятью причинами.

«Во-первых, любовь человека к себе, своему совершенству и самосохранению.

Во-вторых, любовь человека к своим благодетелям, помогающим продлить его существование, сохранить его, отвести от него погубителей.

В-третьих, любовь (человека) к тому, кто облагодетельствовал (других) людей, даже если он и не облагодетельствовал лично его.

В-четвертых, любовь человека ко всему прекрасному, будь то во внешнем или во внутреннем образе.

В-пятых, любовь к тому, с кем у него есть внутреннее, скрытое сходство.
ИБН АРАБИ

Счастье, что в стоге иголка.
Счастье, что тонкая нить.
Можно искать его долго.
Рядом оно может быть.

Нить натяни - оборвется.
Счастье, что хрупкий хрусталь.
Стукнешь слегка - разобьётся.
И потерять его жаль.

Счастье найти не так просто.
Всем, распознать не дано
Счастье без веса, без роста.
В сердце весомо оно.

О. Хайям


"Великие умы обсуждают идеи. Средние умы обсуждают события. Мелкие умы обсуждают людей." Похожая мудрость, только другими словами. Омар Хайям

рубаи Омара Хайяма
Небеса за тобой наблюдают всегда,
И когда ты смеешься, и плачешь когда.
Так живи, чтобы было смотреть интересно,
Чтоб с тобой не соскучился Бог никогда.

Будь мягче к людям! Хочешь быть мудрей?-
Не делай больно мудростью своей.
С обидчицей -Судьбой воюй ,будь дерзок,
Но сам клянись не обижать людей!
Омар Хайям


Следи за внешностью, хотя она (сущность) — все, ибо она (внешность) ведет внутрь, к сущности.


Пока ты здоров и силен, трудись! Труд и стремление не противостоят счастью найти клад. Не отставай от дела, и если ты наделен судьбой, то она найдет тебя.


Мысли Афоризмы Джалал Ад-дин Мухаммад Руми

Среди людей сердца внешнее поведение существует внутри.


Доказательство существования Солнца — само Солнце. Если ты требуешь доказательств, не отворачивайся от Него.



Этот мир — горы, а наши поступки — крики: эхо от нашего крика в горах всегда возвращается к нам.

Каждая вещь денно и нощно являет нам Господа, но лишь некоторые из нас осознают это, а большинство — нет.



Нужно выйти из круга Времени и войти в круг Любви.

Если десять человек хотят войти в дом, но только девяти это удается, десятый не должен говорить: «Такова воля Господа». Он должен отыскать, в чем был его собственный недостаток.



Мудрость и знание существуют для того, чтобы можно было отличить дорогу от бездорожья. Будь дорога повсюду, мудрость была бы излишней.



Бог создал нас для того, чтобы при помощи нас была познана Истина.



Пеший не может поспеть за арканом всадника, но раз он в него попал, то поневоле приходится ему бежать.



Нужна сначала восприимчивая почва, а затем уже наставления праведника; когда ты не способен понимать, какая же польза от прекрасных речей?
Руми

Мысли Афоризмы Джалал Ад-дин Мухаммад Руми

Целью этого мира является человек, а целью человека — это мгновение; целью тела является обретение духа, а целью духа — регулирование чувств. Целью же регулирования чувств и органов является совершенствование сердца, а целью сердца является возлюбленная


Науку познаешь с помощью слов, искусство — с помощью практики, а отчужденность познается в компании.


1207—1273
ДЖАЛАЛ АД-ДИН МУХАММАД РУМИ

Высказывания Руми.

Если грусть и печаль приходят в твоё сердце, то это высокомерие и отсутствие страха.

Хорошее это милость Бога, а дурное это следствие ваших собственных поступков.

Наше стенание и плачь- знак нашего бессилия и неумения. А наш стыд за то, что мы делаем, это свидетельство нашей свободной воли и выбора.

Вера в предопределение- руки и крылья святых и праведников, но кандалы на ногах грешников.
Санайи.
1080—1140
АБУЛ-МАДЖД МАДЖДУД ИБН АДАМ САНАЙИ

Страсть подобна коню, а гнев — как пес в твоем теле, сохраняй их в равновесии с хитростью. Не превышай их и не унижай, и всегда на одном уровне держи.

Санайи.

Ярость и страсть — животные черты, а знание и мудрость — красота человека.

Ты будь выносливым, подобно земле, чтобы быть, как ветер, сильным среди других. Сделай добро, помоги каждому, подобно воде, тогда будешь возвышаться, как огонь.



Разум — путеводитель только до Его порога. Сама щедрость Его (Бога) доведет тебя до Него.



Для мужчины любовь является венцом, она лучше всяких ремесел; любовь не связана с разумом и ее причины — ни добро, ни зло. Совершенных в разуме найдешь много, но совершенных в любви встречаешь мало.

Над тем, что не твое дело, не размышляй и не ходи той дорогой, которой не следует ходить.
Санайи.

Эй ты, который не в силах познать себя, как ты можешь познать Бога?
Санайи.

В мире как же ты можешь жить в покое, когда мир по своей природе не знает покоя?
Санайи.

«Самый великий принцип суфизма – «Ishq Allah, Ma'bud Allah» («Бог – это любовь, любящий и любимый»)». Хазрат Инайят Хан

"За мгновеньем мгновенье - и жизнь промелькнет...
Пусть весельем мгновение это блеснет!
Берегись, ибо жизнь - это сущность творенья,
Как ее проведешь, так она и пройдет."

Омар Хайям



Бываю правдивым, бываю лжецом-все равны,
То светлый араб я, то черен лицом-все равны.

Я солнцем бываю, крылатым Симургом души,
Царя Сулеймана волшебным кольцом-все равны.

Я - буря и прах, я - вода и огонь, я слыву
Порой благородным, порой подлецом - все равны.

Таджиком ли, тюрком ли - быть я умею любым,
Порой прозорливым, порою слепцом - все равны.

Я - день, я - неделя, я - год, Рамазан и Байрам,
Светильник, зажженный Всевышним Отцом,- все равны.

Я цвет изменяю, я сменой желаний пленен,
Лишь миг и за новым иду бубенцом - все равны.

Мой месяц - над небом, при мне барабаны и стяг,
Шатер мой сравнятся с небесным дворцом - все равны.

Я - выше людей. Див и Ангел - родня мне. Они
Одним осиянны нездешним венцом - все равны.

У ног моих - пери, и знатные родом - в пыли,
Они предо много, певцом и жрецом, все равны.

Я Бога взыскую; мне ведома сущность вещей:
Все ночи и дни, что даны нам творцом,- все равны.

Так сказано мною. Таков и сияющий Шамс:
То тучами скрыт, то горит багрецом - все равны. Руми


Абу Хашим Суфи — да будет святой тайна его — сказал: — Легче гору сдвинуть с места кончиком иглы, чем выкинуть из сердца ржавчину гордыни.

Что скромен, не хвались: след скромности незримей, Чем лапок муравья следы в ночном пути.

Но как ее добыть из глубины гордыни, —

Ведь легче горный кряж иглой перенести.

Если бы я был умным, как моя жена потом!

Цитата из "Прощение" Леонида Коваля

Комментариев нет:

Отправить комментарий