понедельник, 30 января 2012 г.

Вечер суфииской беседы 29/01/12

Вечера и концерты в «Школе Дервишей Mevlana» стали уже традиционными. Гостей встречают уже у ворот. «Как хорошо»,- говорит пожилой господин: «не нужно искать и догадываться.» У порога встречают девочки в белом и покрытыми головами. Это причастность суфизму и ордену Мевлана. Они предлагают раздеться и снять обувь, в восточном доме обувь снимают у входа в дом, в специальной прихожей. После вступительного слова ведущего с притчами концерт начался ангельским пением хора девочек. Дервиш в традиционной одежде, получив благославение шейха начал кружение. Это сразу взволновало присутствующий и гармонизировало пространство. Музыканты школы играли медленную и прекрасную мелодию. Дервиш в кругу парил, поднималась и взлетала за ним музыка, звала за собой, увлекала в горнее, светлое. И вновь пение, теперь уже на иранском- дуэт юноши и девушки. Низкий голос вводил в прекрасную долину, а высокий и читсый девушки воспарял над ним голубой высью чистого неба. Удивительно гармонично. Прекрасно звучали редчайшие струнные инструменты и ударные необычного вида, услаждающие слух своим приятным звучанием. Каждому у суфиев есть свой музыкальный инструмент для индивидуального восприятия. Перкуссию делал опытный музыкант и преподаватель Виго. Снова хор девушек с высокими и чистыми голосами. Известная «Мевлан Су» исполнялась на турецком. Потом звучали и латышские песни в исполнении хора и преподавателя пения Ирены. Продолжил концерт коллектив играющих на дафе, неӗ, тамбуре, джамбо и таре. В мелодию вплетался и пустынный самум, воспроизведённый на неведомых инструментах джазовыми музыкантами. Жемчуга ударных нанизывались на нить звучания струнных. Мелодия раскачивала, как качаются пальмы на самом краю далёкой и мирной пустыни. Вот тишину потревожил галоп горячего скакуна и тема пианино. Вот уже слышится целый табун лошадей, гонимых тамбуром Виго. Они мчатся вытянувшись в струну состязаясь с ветром… и снова раскачиваются пальмы, потому что в вечности пустыни ни один табун не оставит сколько нибудь заметного следа. На иранском и латышском языках исполнялась «Пену цельш». В перерыве я слышал как Женя говорил Адиру, что тот держит свой музыкальный инструмент нежно, как будто гладит пугливую газель. Чтение суфийской поэзии и притч глубоко тронуло слушателей. Они и смеялись и грустили, а затем горячё благодарили читающих Руми, Хаяма, Джами и других бессмертных. Впервые в Латвии исполнялась парная сема бекташей. В Каппадокии находится древний суфийский орден Хаджи Бекташ — по имени ученика Руми. Когда Руми ушел из этого мира, Хаджи Бекташ глубоко переживал, а затем и вовсе покинул Конию. Он поселился в другой части Турции, и вокруг него вскоре собралось большое братство. В Каппадокии совершается древнейший обряд — парная сема: мужчины танцуют, кружатся вместе с женщинами… Этот танец делают и рижские Мевлеви. Инга впервые в тэккии. Она говорит, что чтение и музыка особенно сильно воздействовала на неё. «Музыка», говорит она: «манит туда, где мне хорошо». Инга посетовала на короткие паузы между причами и стихами, ей хотелось больше обдумать и вникнуть в смысл, поносить его внутри, полелеять. В конце вечера были накрыты столы с угощением и кальянами. Беседовали, задавали вопросы шейху. Говорили о реальности и восприятии себя и о любви. Ведь суфизм, это путь любви. «Я попала в страну ангелов,» сказала о вечере Нина Фёдоровна: « Это поющие и играющие музыку ангелы.» на вечере были собраны пожертвования на дом престарелых и детский дом в Елгаве.

1 комментарий: