среда, 31 марта 2010 г.

В состоянии нет анализа.


Пока у вас есть ум, как наблюдатель происходящего процесса, обьясняет Учитель, прочувствование не происходит, есть лишь анализ и синтез ума. Согласитесь, обьяснить и рассказать своё состояние в зикре невозможно. Вы можете сказать, что это состояние оцепенения, наполненности, отсутствие и присутствие одновременно. Вы говорите об этом потом, как о факте, который ваш ум пытается обьяснить. Вы находились в состоянии радости, благодати, верха, низа, погруженияю расширения. Но это потом. У вас нормальный ум, ему надо хоть какое то подтверждение, что вы не потерялись. Уму надо за что то зацепиться.
В состоянии нет анализа. Потом ты можешь сказать, какой там у тебя цвет был, какой ты звук слышал, какое дыхание. В состоянии нет даже дифференциации, где вы находитесь, если спросить у вас, где вы сейчас. Это невозможно. Об этом говорит Женя.
Происходит освобождение от себя, от времени и от пространства, от трёх индификаций, в которых живёт и существует, понимает происходящие процессы ваш ум. Вы выпадаете. Вы не спите, это не состояние сна, но и не состояние анализа при бодрствующем уме. Ничего общего это не имеет с рассказом: вот тут я с ангелом пообщался, когда вы регестрируете ступени, как вы поднимаетесь в зикре. Это уже, значит, игры начались. Вот тут в прошлую жизнь заглянул, духовное родство с шейхом почувствовал.
Так и в семе, продолжает муршид, когда мы сядем и будем сонастраиваться, как только вдруг вам покажется, что начинаешь понимать как ты двигаешься с потоком, это является значком, что от этой мысли надо быстро отходить.
Настраивайтесь на «Алла» и на пульсацию своего сердца, вторит Учитель. Грубо говоря, кладите руку на пульс и с ним уходите в «Алла». Лучше закройте глаза и потом откройте и дальше смотрите целемонию. Этим сложно, но можно управлять, можно направить. Если уже вышли и ум начал работать, считайте лучше дервишей- смотрите. Уже всё кончилось.
Сквозь общий шум возникшего обсуждения пробился голос муршида. Разные техники проведения семы предполагают активацию разных центров. Открыли глаза в семе, когда кружитесь, смотрите на руку, а что вы видите в руке? Мусульманин видит написанный символ «бог», «АЛЛАХ». Это одно. А если человек видит руку, для того, чтобы не потерять равновесие, потому что он кружится и на него смотрят, это совершенно другое.
До Руми сема существовала по таким правилам: ей нельзя было заниматься где угодно. Руми отверг это правило. Единственное правило, которого он придерживался: семой нельзя заниматься когда и если пора молиться. Но и здесь есть отступления, которые прослеживаются даже на примере Али. Когда ему нужно было молиться, но к нему пришла женщина с проблемой, он вначале распросил её, отложив молитву, решил проблему и только потом предался молитве. Есть ньюансы.
Сему нельзя делать когда вам нужно кушать или кто то кушает рядом.
Было такое правило: общество, в котором делается сема, это люди, благородные духом, чистые сердцем и с доброй волей. Очень интересное правило.
Было ещё одно правило: не делать сему в обществе людей, осмеивающих и иронизирующих над этим процессом, которые выхолащивают таинство из него.
Руми не соблюдал ни одно из этих правил.
Немного скоректирую, вставляет Учитель. Сема, как таинство из семи частей- это синтез Руми. Это он дал миру. Мевлана, это орден кружащихся дервишей. До Руми было лишь кружение.

Комментариев нет:

Отправить комментарий